Я боялась, что ты будешь сердиться



За полчаса до Твоего прихода, чтобы снять нервное напряжение и хоть немного расслабиться, я выпиваю рюмку водки. Я ненавижу её вкус. Но не берет. Не приносит облегчения. И я добавляю ещё две… И минут через пять понимаю, что меня немного накрывает. «Боже мой!.. Как зря!.. – думаю я. – Ты явишься с минуты на минуту…». Судорожно я начинаю пить воду большими глотками, жевать жвачку, обливать себя духами и дышать у открытого окна… Хотя Ты сам бывал в гораздо более худшем состоянии, чем я.
Но, нет. Ты не увидишь, что мне плохо. Никогда. Ты заходишь – и я улыбаюсь Тебе, как ни в чём не бывало. Однако разговор опять скатывается.
— Ты вот говоришь: «Я поступаю так, как поступаю», — говорю я. – Но ведь с этой же самой позицией можно и на улице подойти к любому и, например, ударить его. Ведь «я поступаю так, как поступаю»…
— Почему?
— Потому что ведь тоже подходит. Я, наверное, самый плохой для Тебя человек…
— Я этого не говорил. Но если тебе так легче, ты можешь так думать…
Я взглянула на Тебя – и на какие-то доли секунды мне показалось, что Тебе просто нравится выводить людей на такие эмоции… И я решаю рассказать Тебе ту декабрьскую историю, когда меня обеспокоило, что в Твоей комнате слишком долго звенит будильник. И зайдя к Тебе, я увидела Тебя спящим.
…Ты сидел за столом боком ко мне и смотрел перед собой в направлении окна. Ты внимательно слушал в задумчивости, не перебивая. И Твои глаза вдруг начали меняться.
«Я боялась, что Ты будешь сердиться, что я вошла без стука. Но Ты просто мирно спал. И был похож на ребенка, уснувшего без улыбки… — к моему горлу начал медленно подкатывать ком. – Но в Твои волосы уже забивалась седина… И я подумала тогда о том, какие же сны Тебе снятся?».
…Кажется, это тронуло Твоё сердце. Ты по-прежнему не отрывал взгляда от окна.
— Я отойду на минутку? – спросила я.
— Да… — ответил Ты, не сразу очнувшись от своей задумчивости.
…Стоя перед зеркалом в ванной, я собиралась с духом. «Только попробуй сейчас зареветь… — мысленно говорила я самой себе. – Только попробуй!..».
Когда я спускалась по лестнице, Ты поднял на меня голову. У Тебя был растроганный взгляд.
— …Я, наверное, что-то не так говорю… Ты прости меня… — подошла я к Тебе. Прости за грубость. Прости… Прости…
Я обняла Тебя. И Ты меня тоже обнял. Из моих глаз вдруг полились слёзы. И закапали через плечо на Твою спину, на Твой серый тонкий свитер: «Ну, всё… всё-всё… Не надо так сильно плакать…». Не отпуская меня, Ты поднялся. А я зарылась в Твои волосы: «Ты рвёшь моё сердце… Прости… Прости меня. Пожалуйста…». «Хорошо… хорошо… Конечно…» — зазвучал Твой голос мягко и сердечно. Я перестала всхлипывать у Тебя на плече и утёрла слёзы.
Отъяв меня от себя,Ты посмотрел на меня тёплыми, грустными глазами:
— У меня сейчас репетиция… И я уже опоздал…
— Да-да… безусловно иди… Ты позвонишь?
— Я позвоню… Конечно, позвоню…
Через пару дней Ты пришёл в очень хорошем, приподнятом настроении. А за окном собиралась гроза. И свет потемнел, когда с улицы в комнату влетали чудесные запахи свежей травы… Потом мы виделись ещё несколько раз.
Мне не стыдно за те слёзы… Мне стыдно за то, как всё оборвалось… И неужели всё это действительно происходило с Тобой и со мной…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.