Не в этот раз. Часть вторая. Подойдя к кабинету декана, я постучал в двери и…

Не в этот раз
Часть вторая.
Подойдя к кабинету декана, я постучал в двери и подергал ручку — он оказался закрыт. Да, уж, я рассчитывал на большее. «Ну, что ж, не судьба» — подумал я и, быстро пробежавшись взглядом по опустошенному коридору в поисках места, чтобы присесть. Я наткнулся на скамейку, что стояла рядом с аудиторией сто восемь. Однажды мы с Глебом закрыли в ней препода по философии, нашу «милую» мисс невинность Лидию Евгеньевну — заклятую девственницу, что краснеет, при виде мужчин хотя, ей уже чуть ли не тридцать пять. Но ведет она себя так, будто ей все пятьдесят, настоящая кайфоломка. Продержали ее в аудитории часа два, а потом выпустили, претворившись героями, что якобы это мы спасли ее, свалив всю вину на Тёму, с тех пор мы ее любимчики. Эх, не знает она всего. Да, было забавно, это место навеяло столько воспоминаний.
Сев на скамейку, я достал из кармана телефон, на экране блокировки высветилось пятнадцать сообщений и четыре пропущенных звонка. О, черт, опять сообщения от этой сумасшедшей — моей бывшей, встречались с ней меньше недели, а она за это время успела возомнить меня своим мужем-подкаблучником, который только должен потакать ее прихотям. Хоть и была она первой красавицей универа, не на столько уж мне нравилась, чтобы бегать за ней. Не люблю таких «королев»
Даже не читая, я удалил сообщения. Звонки. Один от Глеба и три от Даны — моей бывшей. Когда же она удалит мой номер и поймет, что бесит меня одним своим присутствием? Перестанет унижаться и вспомнит, наконец, что я не единственный парень на планете. Хотя, скорее всего Дану просто бесит тот факт, что это я ее бросил, а не она меня.
Откинувшись на холодную стену коридора, я лениво пролистывал ленту новостей, стараясь найти хоть что-то интересное, но увы, безуспешно. Баянопосты в группах, в комментариях, которых какие-то идиоты выпрашивают лайки на аву и просят засорить ЛС. Каждый день одно и тоже. Отбросив телефон подальше от себя, я закрыл руками лицо и тяжело вздохнул.
— Как же достало все… — тихо произнес я на выдохе и лег на скамейку, накрывшись с головой толстовкой, оставив щель, чтобы наблюдать за мухой — единственной тварью, кроме меня, что была в коридоре. На секунду эта безлюдность напомнила мне фильм про зомби.
Прозвенел звонок. Через пару секунд из аудиторий выбежали студенты и заполонили собой коридор. Вскоре все эти люди слились у меня перед глазами в одну цветную полосу и потоком пробегали туда-сюда… туда-сюда. Порой, я им завидую, ведь у них есть куда торопится, есть что желать, что любить, в их жизни происходит столько интересного, не то, что в моей, но может, я заблуждаюсь и все эти люди тоже потерянны? Может в этой толпе есть хоть один человек, который сумеет понять меня?.. На секунду остановив дыхание, я заметил в этом сплошном потоке парня, который обнимал девушку, а она нежно прикасалась к его щеке. От удовольствия парень закрывал глаза, казалось, что на мгновение, его сердце остановилось, чтобы хоть ненадолго продлить столь сладостный момент. Замечательно, теперь на его щеке столько бактерий и вирусов, что не сосчитать. Интересно, а он знает об этом? Хотя, скорее всего, да. Но, черт, он же любит эту телку, поэтому ему плевать на это с высокой колокольни. Пф, любовь — добровольное рабство… Иллюзия, придуманная девушками для того, чтобы мы дарили подарки… Тьфу, противно.
Я отвернулся, чтобы не видеть этого. Но в голове, прокрутил этот момент еще несколько раз, вспоминая о Дане. Мое сердце не останавливалось, когда она целовала меня. Я не прикрывал глаза от удовольствия. Я ничего с ней не чувствовал… но может это нормально? Может мне не дано чувствовать? Да, в прочем неважно, ведь любовь — это бред, а влюбленные не лучше тех психов, что утверждают, что их похитили инопланетяне. «Боже, о чем я думаю?»
— Егор? — послышался до боли знакомый голос. — Блин, ты че разлегся?
Высунув голову из-под толстовки, я увидел перед собой худощавого парня, двадцати лет, с модной прической и головой, в которой точно передохли все тараканчики — моего друга Серегу.
— Ты че тут делаешь? — спросил я, встав со скамейки.
— Эм… учусь как бы, — грубо ответил он мне, но его грубость оправдана, ведь мой вопрос довольно глупый и бессмысленный. — Ну, сходил к декану?
— Нет, кабинет закрыт, что странно, — сказал я и медленным шагом направился в аудиторию экономики. Где у нас будет пара скучнейшего предмета в истории человечества.
Дальше я молча шел по коридору, не замечая ничего на своем пути. Серега что-то вечно болтал и рассказывал, но мне было все равно. Ведь о его жизни я знаю больше чем он сам: мы ведь друзья с детства.
Вновь прохожие сливались в одно сплошное цветное пятно. Но на секунду, снова задержав дыхание. Я увидел трех девушек. Они шли и смеялись. Одна из них, что по середине была необычайно красива. Длинные блондинистые локоны свисали до лопаток, подведенные карие глаза, обрамленные длинными густыми, вероятно, накладными ресницами, красные губы, которые сложно было не заметить. Но в ее пусть и прекрасной внешности было что-то неприятное, что-то наигранное. Что-то, что напоминало мне Дану. Вторая, была чуть пониже ее, но ничем не уступала в красоте. Смотрев на нее, я понимал, что ее внешность лишь маска скрывающая ее глупость. Про таких Витя однажды сказал: «Нет мозгов, зато есть сиськи!». Да, это как раз про нее. Ну, а третья не на столько выделялась, как две предыдущие, русые локоны были небрежно заплетены в косу, несколько непослушных прядей свисало на лицо, легким взмахом руки она откинула их назад, открыв свое лицо. Первое, что я заметил — выразительные янтарные, волчьи глаза, что блестели ярче любого из драгоценных камней, в них отражались блики от ламп, освещавших коридор. Было в ее глазах что-то такое необычное, что-то манящее, притягательное, завораживающее, успокаивающее и родное… Маленький аккуратненький носик, бледная кожа, плавная, тонкая, но выразительная линия губ, которая расплывалась в нежной улыбке. Я смотрел на нее до последнего. Когда она прошла мимо нас с Серегой, я обернулся ей вслед. Больше. В коридоре я не замечал ничего и никого, только лишь эту янтарную девушку.
— Егор, что с тобой? — спросил обеспокоенно друг, прервав мою эйфорию.
— Что?
— Забей, — произнес он, взяв меня за плечо. — Пойдем в аудиторию, скорее.
— Да.
Я снова обернулся назад, но, увы, не найдя силуэта…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.