Перед тем как ты уснешь. Глава 2. Раньше я никогда не была в школе, ни разу не…

Перед тем как ты уснешь
Глава 2
Раньше я никогда не была в школе, ни разу не находилась в большом коллективе, а все свои знания о школьной жизни собирала из американских фильмов и сериалов. И теперь проходя по огромному синему коридору, я сильнее прижимала к груди папку с документами и всеми силами пыталась скрыть волнение. Мне 17 лет, но несмотря на это у меня никогда не было парня, близких подруг или поздних гуляний на дискотеках. Мой диагноз — нарколепсия мешал мне полноценно жить, мой организм не может спать согласно нормальному расписанию, вместо этого он выключается в неожиданные ситуации. Как-то в 11 лет я упала и уснула прямо в очереди за бургером, падать об кафель невероятно больно, а еще травматично, ведь из-за падения у меня над бровью остался шрам, который напоминает о том дне. А еще о том, что мне всегда нужно быть осторожной, к 14 годам мы с родителями и врачом поняли, что эти приступы иногда можно предотвратить, для этого нужно делать остановку на сон каждые два часа работы.
-Подождите секунду, сейчас учитель отведет вас в кабинет,- мило улыбнулась секретарша и покинула меня в огромном холле.
Я оперлась об стенку и еще раз почувствовала как мое сердце пробивает грудную клетку своими размеренными ударами. Телефон завибрировал, это было сообщение от Берта:
«Солнце, ты уже там?»
Трясущимися руками я начала набирать ответ:
«Да, я жду учителя. Мне так страшно идти туда, не помню когда последний раз знакомилась сразу с таким количеством новых людей».
Берт начал набирать долгое, наверное, мотивирующее сообщение, а ко мне тем временем подошла женщина средних лет, она переспросила мою фамилию и когда убедилась, что это я и есть та самая новенькая то повела меня в класс. Каждый шаг давался мне с невероятным трудом, казалось, что я иду на расстрел. И вот двери распахнулись, все утихли и мы с учительницей зашли в помещение.
-Дети, это Субмарина Ли ваша новая одноклассница, прошу проявить к ней дружелюбие. Субмарина, можешь садиться на любое свободное место.
Я кивнула и не поднимая глаз пошла за последнюю парту, которая стояла совершенно свободная. Пока я добиралась к ней десятки глаз цеплялись за мои волосы, черты лица, одежду. Они изучали меня, некоторые парни похабно улыбались, остальные делали вид, что я пустое место, девушки же резво перешептывались и смеялись.
Разложив вещи на парту, я открыла учебник и начала с интересом разглядывать его, тихо мечтая о том, что меня перестанут разглядывать как кусок мяса, кинутый в клетку левам. Через несколько минут учительница принялась объяснять новый материал, внимание ко мне немного остыло, и я уже свободнее открыла тетрадку и начала вырисовывать на ней узоры, пытаясь справиться со стрессом.
— Ноан, ты опять опоздал! Ты же помнишь, что получил уже достаточно предупреждений?
Дверь со ступок открылась и я немного встрепенулась, в дверях стоял парень, в его руках тлела сигарета, а волосы были совершено растрепаны.
-Судя по тому какие благотворительные взносы делает мой отец ежегодно для этой школы, я могу вообще в нее не приходить.
Парень выбросил окурок в ближайший контейнер для мусора и обошел покрасневшую от негодования учительницу. Он дал пять нескольким парням, а потом его взгляд встретился с моим и он начал стремительно приближаться к моей парте. От этого парня исходила опасность, и я подсунула на свободное место свою сумку.
-Тут свободно? — он оперся на парту и от него понесло вчерашним перегаром и табаком.
-Занято. — как могла жестко отрезала я. — Еще остались свободные места.
И эта была правда, в классе пустовало еще четыре места. Парню не очень понравился мой ответ, и он ухмыльнувшись крикнул:
-А я вроде азиаток сюда не заказывал, чтобы меня обслуживать, так что ты по-моему ошиблась помещением!
По классу пробежали смешки, а учительница заорала:
-Ноан Белиски, сейчас же в кабинет к директору!
Парень хмыкнул, так будто бы ему не впервой посещать директора и шепнул так тихо, чтобы услышала только я:
-Азиатские шлюхи на все руки мастера. Счастливо оставаться.
После того как он вышел с кабинета, я начала осознавать как все на самом деле плохо в этой школе. Моя внешность никогда не смущала меня, моя мама была корейкой, а отец русским, поэтому я обладала длинными славянскими русыми волосами и корейскими чертами лица. Раньше никто не опускался до того, чтобы жестоко шутить надо мной из-за происхождения, поэтому и сейчас опустившись к тетраде, я пыталась сдержать поток слез, затаившихся от обиды. Мне впервые в жизни было по-настоящему страшно.
Вас заинтересовало?

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.