Фильм про лесбийскую любовь — «Кэрол»



Carol, 2015
реж. Тодд Хейнс

Зачастую, затрагивая сложную тематику с острыми углами, которые общество привыкло обычно аккуратно обходить, режиссер рискует соскочить с суровой, но обоснованной критики на банальное брюзжание и недовольство окружающей ситуацией, превращаясь в подобие очень определенного существа с яркими волосами, пятью тысячами гневных твитов и странным вокабулярным запасом. Именно по этой причине так важно удержаться на таком тонком мостике, балансируя между хорошей откровенностью и скучным академизмом, заточенным под n-ое количество статуэток.

«Кэрол» же начисто лишен какой-либо ядрености или обличения, что, в общем-то, идет ему только на пользу. Не ставя перед собой цель превратить фильм в высказывание, режиссер очень умело и тонко снимает такую простую и одновременно сложную историю о грустной любви двух женщин в 50-х годах. Ясное дело, какое было отношение в то время к ЛГБТ-сообществу. Но Хейнс пошел по пути ретро-мелодрамы вовсе не потому, что хотел как-то больше заострить конфликт, а потому, что ему интересна сама стилизация под эпоху, придающая работе особый романтический флер. Легкими пастельными тонами он рисует поэтичную и трогательную зарисовку, которая, кажется, могла бы произойти абсолютно в любое время. И режиссер точно знает, как это следует показать, с какого ракурса и с каким нажимом – напряженным или умиротворенно-спокойным.

Интересны и приемы, с помощью которого создатели добиваются потрясающего эффекта некоторой отстраненности – зернистая анахроничная картинка; работа камеры, действующая как замочная скважина или полуотворенная дверь, потому что полноценно ворваться в фильм нам так и не дают, предоставляя вместо этого роль наблюдателя по ту сторону запотевшего окна; темп повествования, словно сообщающий информацию не голосом, а жестами и намеками. Глядя на все это очарование, даже складывает ощущение, что никакая это не стилизация, а полноценное «старомодное» (в хорошем смысле слова) кино.

Помогает в этом и ведущий тандем Бланшетт-Мара. И если первая – явный референс в сторону Марлен Дитрих и Риты Хейуорд, то вторая больше напоминает Одри Хэпберн, что, кстати, не выглядит простой случайностью: в 1961 с Хэпберн вышел фильм на все ту же лесбийскую тематику. Да и вообще многозначительных кивков и синефильских отсылок к Золотому веку в «Кэрол» предостаточно – в начале крутят «Бульвар Сансет», Тереза Беливет никогда не расстается с пленочным фотоаппаратом, а начало и финал картины представляют цитирование «Короткой встречи» Лина. Ну и конечно же, не таким значительным, но приятным штрихом является Кайл Чандлер, у которого на роду написано играть таких вот мужчин из прошлого столетия (что «Кинг-Конг», что «Супер 8»!).

Пока печатал текст, все больше и больше возникало желание запустить фильм заново. Или пойти, что ли, ознакомиться с первоисточником, то есть романом Патриции Хайсмит. А вам самим рекомендую взять и посмотреть «Кэрол», если вы этого до сих пор не сделали. Потому что такая изящная и зрелая работа является штучной вещью. И такая искренняя история явно прошибет самого закоренелого сухаря и самого упертого гомофоба.

9.5/10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.